Импровизирован­ный стенд с фо­тографиями из­вестных актеров, кадры из люби­мых фильмов, зрительный зал в несколько рядов и большой экран – так качка­нарский музей на время пе­ревоплотился в кинотеатр. Вечером 3 ноября в местном «Эрмитаже» прошла «Ночь искусств» под девизом Года кино.

00361936Акция стала продолже­нием «Ночи музеев» и «Би­блионочи», которые извест­ны качканарцам. В России «Ночь искусств» проходит в четвертый раз, а Сверд­ловская область участвует в ней с 2014 года. Цель акции – привлечь новых посетите­лей. И они были!

На протяжении двух ча­сов зрители наслаждались исторической кинохроникой и музыкальными компо­зициями известных кино­фильмов. Ведущий Николай Вахрушев напомнил, как зародилось кино, как разви­валось оно в нашей стране. А зрители вспоминали имена любимых актеров, подпева­ли музыкантам, отвечали на вопросы киновикторины…

00361936Важным гостем этого ме­роприятия стал местный фотограф Виктор Чупраков – первый киномеханик на­шего города. Благодаря ему первостроители Качканара отдыхали по вечерам в кино. В коллекции Виктора Ни­колаевича хранится немало исторической кинохроники нашего города.

— Какой самый интерес­ный сюжет, который вы от­сняли? — спрашивал веду­щий.

— Выбрать самый инте­ресный трудно! Могу расска­зать, как однажды мне при­шлось снимать коров: они отдыхали в прямом смысле лежкой, мертвецки спали, среди них был бык… Увидев это, я побежал скорей за ка­мерой, — вспоминал фото­граф.

— Да, Качканар порой на­поминает индийский город! — тонко подмечал Николай Вахрушев.

Музей в тот вечер работал до последнего зрителя, ухо­дить который не торопился. Еще бы, ведь по окончании был организован настоя­щий кинопоказ любимого многими фильма «Любовь и голуби». Где еще будет такая возможность посмотреть советское кино на большом экране, если не в музее? Очень хочется, чтобы такие вечера проходили каждый год!

Участки садоводов зимой выглядят словно заброшенные поселения – тишина вокруг и снежные ковры. Лишь в отдельных домах можно найти следы жизни – видна узенькая тропинка к дому, а из трубы идет дым. Живи себе и радуйся наедине с природой, как бабушка-от­шельница Агафья Лыкова из сибирской тайги. Но Агафья жила одна, без детей и без семьи.

На прошлой неделе мы побывали в гостях у одной семьи, проживаю­щей в шестых садах, после того, как корреспонденту редакции рассказали, что там проживает одинокая женщина с ребенком лет восьми. Очевидцы обеспо­коились судьбой мальчиш­ки и просили разобраться, почему ребенок живет «в глуши» и не ходит в школу.

Первая мысль, что возникла у нас, — в семье могла слу­читься беда. Всяко бывает — может, действительно, жить больше негде, может, муж выгнал из дома. Перед поездкой нас предупредили, что мальчика мы можем не увидеть: мол, прячет мамка его; но домик и его обитателей мы всё же нашли. Как говорится, маль­чик был.

На обозначенном месте мы увидели грузовик, сто­ящий на узенькой улочке. Рядом с ним был мужчина. Он загружал в машину брев­на с разобранного старого домика. Недалеко от грузо­вика, у калитки, за погруз­кой наблюдала женщина, а с ней рядышком крутился мальчишка. Одет он был со­ответственно времени года, личико, правда, замарано золой. В руках у мальчугана были плоскогубцы. Елена, так звали мать, встретила нас с удивлением. Мы по­интересовались, кто живет в этом доме. Женщина не скрывала — она с малень­ким сыном.

— Мы недавно приехали в Качканар из Омска оформ­лять наследство, у меня умер отец. Все у нас хорошо: печка есть, дров много, к нам часто приезжает мой брат Павел. Да вот он, грузит доски, —от­вечала женщина и указала рукой на мужчину.

В подтверждение сказан­ного Елена достала нам свой паспорт с омской пропиской. А также добавила: беспоко­иться не о чем, никто здесь не бомжует, да и помощь ей не нужна: у мальчика всё есть.

— Дела здесь мы свои уже заканчиваем и через несколько дней уезжаем в Омск. А почему ребенок не в школе, так ему недавно исполнилось семь лет, из-за нарушения речи он ходил в логопедическую группу, в школу пойдет через год. У нас все хорошо, — повторяла мать.

От женщины не разило ни сигаретами, ни спиртным. Мальчик Вова в это время молча поглядывал на об­щение взрослых. Брат жен­щины Павел подтверждал: проблем нет. На наш приезд и она, и он отреагировали просто — в редакцию обра­тилась соседка, та, что бочку с их участка стащила и была поймана.

Тем временем заявители настаивали: ребенка нужно изымать из семьи, так как садовые домики — летние, а значит, холодные, а на носу зима. «Женщина порой то­пит печку и уходит, оставляя мальчишку одного. А ему обязательно нужно ходить в школу», — твердили они. Мы решили найти родствен­ников этой женщины в Кач­канаре, чтобы разобраться, есть ли проблемы в семье. И нашли дочь Юлию от перво­го брака.

Девушка проживала не в саду, а в своей квартире. Она подтвердила нам, что ее мать и маленький брат действительно приехали де­лить наследство дедушки и проживают в саду. Жить у нее дома невозможно, так как в квартире ведется капи­тальный ремонт. В этом мы убедились сами — квартира была в руинах. Юля поясни­ла: в скором времени мама собирается возвращаться в Омск, где постоянно и про­живают, с собой она приво­зила теплые вещи ребенку, так как знала, что лето на Урале бывает холодным, да и наследство быстро не при­нимают. Приехали в Качка­нар они в конце июля.

— С мамой у нас непро­стые отношения, с три­надцати лет бабушка стала моим опекуном. Несмотря на это, с Вовиком я общаюсь, поздравляла его недавно с днем рождения. Вещей они привезли много. Семья не пьющая, не курящая, на уче­те в ПДН или где-то еще не состоит, есть на что жить. До­мик теплый, раньше там по­стоянно жил дедушка. Воз­можно, соседи оговаривают их, насколько я знаю, одна соседка из-за бочки угрожа­ла маме устроить проблемы, — рассказала Юля.

На этом мы и решили разойтись: семья на самом деле не выглядела отшель­никами или бомжами, как на этом настаивали соседи, да и явно не бедствовала – денег у них с собой было предоста­точно. А надумать человеку со стороны можно разное, ведь каждый живет своими представлениями о жизни. А чужая душа — те еще потем­ки.

В редакцию приходят разные люди с разными проблемами. Часто темы их обращений пересекаются, часто они бывают наду­маны самим человеком. Мы радуемся, когда удается чем-то по­мочь. И непросто, когда проблема остается.

На днях к нам приходила женщина в почтенном возрасте (к слову, выглядит очень хорошо). Живёт она на Первомайке. Немало жителей этого района обращались и к нам, и напрямую к властям, депутатам, да и просто к общественности. Но улучшить свои жи­лищные условия они по-прежнему не могут: бешеная коммуналка не соответствует качеству жилья. И если мы, живущие в благоу­строенных квартирах, с удивлением получили квитанции в 6-8 тысяч рублей за октябрь с повышенными тарифами на отопление, то деревяшки подписаны на такие суммы уже давно. Вот только у нас чаще всего и вода из крана бежит горячая, да и отопление работает неплохо.

– Нам говорят, что тарифы на отопление в деревяшках высо­кие, потому что город несет потери. Но ведь потери не по нашей вине! Когда же к нам повернутся лицом? Мы не должны так доро­го платить! – говорит моя собеседница, пытаясь отыскать правду. – Спрашивала в УЖК, куда уходят наши средства на содержание и ремонт. Оказалось, что мы платим, но при этом остаемся в долж­никах: «Денег на вашем доме нет! – отвечали мне, – вы еще долж­ны нам 300 тысяч рублей!».

Женщина покидала нас с прежним намерением не сдаваться. Она планирует организовать сбор подписей. Кто и когда услышит этих людей? Как-то в беседе с одним уважаемым в городе че­ловеком я задала вопрос: почему у нас нет альтернативы среди управляющих компаний, почему нам не дают право её сменить? Известный нам Виктор Мокеров так и остался не солоно хлебав­ши и ни один дом не взял под свое управление. Ответ прозвучал однозначный: «А что тогда будет с нашей Первомайкой?».

Да, остальной жилой фонд сегодня является некой гаранти­ей стабильности того, что эти дома хоть как-то будут держаться. За счет нас с вами создается «общий котел», который позволяет распоряжаться и проводить в тех домах хоть какой-то ремонт. И если представить вариант «дележки» домов между двумя-тремя управляющими компаниями, то деревяшки будут в таком случае «остатками», которые никто не захочет сохранять в своем жилом фонде. Они будут брошены полностью. А пока мы с вами поддер­живаем их, жители благоустроенных домов. Что будет с этими де­ревяшками через пять лет? Скорее всего, ничего не поменяется. Их будут также латать и поддерживать, на них будут списывать те же потери.

Порой мне кажется, что в нашей стране вновь засело «крепост­ное право». Да, оно претерпело изменения, и не нужно восприни­мать это в буквальном смысле. Но, глядя на жителей Первомай­ки, не находишь другого сравнения. Они не могут покинуть свои «земельные наделы» из-за нехватки средств, им не дают право выбора и определенной свободы решать свои жилищные пробле­мы, они лишены права приобрести другую недвижимость просто потому, что их квартиры весьма трудно продать. Они такие же за­висимые от всего и всех –и ничего с этим не могут поделать.

Недавно политик Геннадий Гудков опубликовал на «Эхо Мо­сквы» материал под названием «Грядет ли в России новая рево­люция?». Процесс этот, он считает, уже необратим.

«Конечно, революция не произойдет завтра: власть еще не сильна, народ инертен, условия недозрели. Но процесс, увы, необра­тим. Просто для него необходимо время. Конечно, режим будет хитрить и маневрировать, нагнетать в стране истерию страха и военный психоз…

… Система «вертикали власти» себя полностью исчерпала. Она деградирует не только в моральном и нравственном отношении (воруют по-черному). Она наглядно «портится» профессионально и кадрово: полагаю, сегодня любой «лабрадор Кони» легко может быть назначен министром или губернатором, не говоря уж о мэ­рах муниципалитетов (бывшее местное самоуправление). Вот по­чему «верхи» совершенно точно уже ни на что не способны, кроме коррупционного обогащения, притворных криков о патриотизме (семьи и капиталы давно вывезены «в страны главного противни­ка») и преданного поедания глазами суверена, то есть президента и его «друзей» (правда, многие с фигой в кармане).

«НИЗЫ» пока еще не поняли, что им уготована участь безна­дежно выживать много-много лет, довольствуясь «духовными скрепами» вместо материальных благ. Но в этой фразе ключевое слово — «ПОКА». Как только массы поймут, что вместо денег и других материальных благ их долгие годы ждут лишь «духовные скрепы», ситуация поменяется очень быстро. Благо власть сама активно пилит тот сук, на котором вполне комфортно сидела все эти годы: условно низкие налоги на недвижимость, земельные участки и прочие «привилегии» для народа. Так что брожения на­селения — впереди, и это будут не «травоядные» прогулки «бе­лоленточников» по бульварам столицы, а нечто более жесткое и неприятное».

И в этом я с Геннадием Гудковым полностью согласна. Вот толь­ко брожение населения уже началось. Этого нельзя не замечать. Печальный район Первомайка – частичка этого процесса. И если там ничего не изменится в лучшую сторону, то со временем мы увидим результаты этого брожения. Участвовать в революции, ве­роятно, Первомайке уготована участь…

На прошлой неделе в ре­дакцию обратилась житель­ница 6а-16 Оксана. Со слов соседей женщина узнала, что общедомовой счетчик на тепло в их доме установили на днях, а повышенные на­числения больше брать не будут.

— Но мне что-то не верится. Так ли это на самом деле: в нашем доме один подъезд, 69 квартир, сомневаюсь, что сумма на прибор так быстро наберет­ся, — рассказала женщина.

И действительно, в УЖК «Наш дом» нам не подтвер­дили эту информацию. Ока­залось, что с начала отопи­тельного сезона еще ни в одном доме не установили прибор учета. Фактически счетчики ОДПУ в город при­везут позднее.

Тем не менее, УЖК пла­нирует установить в не­скольких домах ОДПУ уже к декабрю. В 6а мкр. д.16; 11 мкр. д.2; 10 мкр. д.42; ул.Свердлова, д.45 сегод­ня ведутся подготовитель­ные работы.

Остальные дома, вероят­но, будут ждать весны-лета и продолжать платить по­вышенный тариф. С нового года коэффициент увели­чится с 1,4 до 1,5. Брать по­вышенную плату будут до тех пор, пока Качканарская теплоснабжающая компания не установит пломбу на счет­чик. Излишне уплаченные средства пойдут на меропри­ятия по энергосбережению.

 

В октябре машинист экс­каватора Качканарского ГОКа и депутат городской думы Габбас Даутов обра­тился в суд с исковым заяв­лением на работодателя о защите трудовых прав. По­водом для обращения стало его несогласие с новой си­стемой премирования, ко­торая начала действовать на предприятии с 1 июля. Дан­ные изменения машинист считает незаконными.

В мае-июне 2016 года Ев­раз выдал всем работникам уведомления о предстоящих изменениях условий труда с середины лета и до конца 2016 года: «в связи с организа­ционными причинами измене­ний условий труда, а именно с реализацией мероприятий по обеспечению конкуренто­способности товарной про­дукции и повышения заинте­ресованности коллектива предприятии в достижении плановых производственно- экономических показателей работы комбината».

По мнению истца, в уве­домлении не содержалось указания на невозможность сохранения систематиче­ских стимулирующих вы­плат, не было указано, в чем конкретно и как выразится

Двое мужчин провалились в воду на неокрепшем льду Нижневыйского водохранилища.

Несчастный случай произошел вече­ром в пятницу, 4 ноября, на качканарском пруду в рай­оне вертолетной площадки. Мужчины подшофе реши­лись пройти по водоему, как вдруг тонкий лед треснул – и рыбаки оказались в холод­ной воде.

Одному удалось выбрать­ся, второму сделать это было сложнее: он был крупнее. Случайные прохожие вызва­ли спасателей и попытались оказать помощь. Но это по­лучалось с трудом.

Сотрудники МЧС, прибыв на место, добирались до муж­чины на судне на воздушной подушке. Только через 30-40 минут с момента попадания в воду рыбак был спасен. Ры­баков госпитализировали в ЦГБ. К счастью, их здоровью ничего не угрожало.

В понедельник, 7 ноября, в Качканаре коммунисты отметили 99-ую годовщину Великой Октябрьской соци­алистической революции.

00361936Вечером состоялся авто­пробег с красными знаме­нами по улицам города от троллейбусного кольца до административной площа­ди, где коммунисты прове­ли праздничный митинг. Среди участников был по­четный гражданин города Владимир Миронов. За по­рядком строго следили со­трудники полиции.

Случай произошел в кон­це сентября в одном из до­мов пятого микрорайона. 32-летний мужчина, нахо­дясь в состоянии алкоголь­ного опьянения, запустил табурет в 15-летнюю дочь своей сожительницы. От уда­ра у девочки была рассечена бровь. Мать вызвала «Ско­рую помощь», а те сообщили о происшествии в полицию.

Позднее виновник объ­яснял, что таким образом он отреагировал на замеча­ние подростка: девочка по­жаловалась на его шумное поведение. Вину мужчина признал полностью, а после инцидента съехал с указан­ного адреса. В отношении качканарца возбуждено уго­ловное дело по ч.2 ст.115 УК РФ «Умышленное причи­нение лёгкого вреда здоро­вью», он находится под под­пиской о невыезде.

Не с лучшей стороны проявила себя жительница Качканара, устро­ив в конце октября скандал с оскор­блениями нецензурной бранью в областном ветеринарном центре Екатеринбурга. От такого «общения» областные врачи еще долго находи­лись под впечатлением!

А дело обстояло так. У одного качканарца серьезно заболел кот и дважды перенес операцию в веткли­нике Нижнего Тагила. После лечения коту не стало лучше, и хозяин, вос­пользовавшись помощью качканар­ских ветеринаров, передал питомца в частную клинику Екатеринбурга. В течение трех дней областные Ай­болиты боролись за его жизнь, но заболевание оказалось настолько се­рьезным, что привело к печальному исходу. Клиника выставила счет за оказанные услуги. А поскольку хозя­ева кота не смогли лично приехать и оплатить их, то попросили сделать это свою знакомую.

Девушка, оказавшись на месте, проявила ненужную инициативу и в непозволительно грубой форме по­требовала объяснений, отчего погиб­ло животное. К погибшему питомцу она не имела совершенно никакого отношения, но отчего-то попыта­лась даже оказать давление на вете­ринарных специалистов центра.

Врачи и сотрудники клиники, не поняв, чего все-таки добивалась от них жительница Качканара, напо­следок услышали от неизвестной, как та назвала погибшего питомца «падалью», которая не стоит упла­ченных средств. Напоследок жен­щина обозвала дежурного врача и работницу стационара еще более непристойными словами и поки­нула клинику. Поведение нашей землячки зафиксировали камеры видеонаблюдения — и в ближайшее время женщину привлекут к ответ­ственности. Хозяин кота, как было установлено, буквально на прошлой неделе узнал об этом инциденте и пообещал выяснить, для чего был устроен этот цирк. К слову, к специ­алистам качканарской и областной клиник мужчина не имеет ни ма­лейших претензий.

14 мая. Не хватило жирафа

Суббота. Согласно про­гнозу погоды, сегодня был последний теплый день пе­ред похолоданием, поэтому мы отправились на прогул­ку по городу и запланирова­ли ехать в зоопарк. Пешком пройдя до Первомайского сквера, покрасовавшись у декоративных фигур и у фонтана, прошли по улице Советской, наполненной зданиями разных эпох.

Типичные для Новосибирска здания

Типичные для Новосибирска здания

Свернув на Коммуни­стическую, посетили музей Николая Рериха. Перед му­зеем расположен Колокол мира, установка которого связана с деятельностью русского художника и его семьи по объединению на­ций, религий и культур на всем свете.

Экспонат музея Рериха

Экспонат музея Рериха

Благодаря лекциям и выставкам репродукций картин семьи Рерихов в ну­левые годы во Дворце куль­туры многие качканарцы знают, что семья художни­ка была высокообразована, участвовала в экспедициях в Азию, откуда Рерихи при­возили сотни картин, арте­фактов, тома этнографиче­ского и лингвистического материалов. Картины Ни­колая Рериха хранятся в музеях многих стран мира. В Новосибирске в четырех залах выставляются около 60 оригиналов, эскизы из частных коллекций и ре­продукции картин семьи Рерихов. На витринах – минералогическая коллек­ция и предметы религиоз­ных обрядов народов Азии.

12 апреля 1961 года Юрий Гагарин сделал запись в бортжурнале «Востока-1»: «Лучи просвечивали через земную атмосферу, горизонт стал ярко-оранжевым, по­степенно переходящим во все цвета радуги: к голубому, синему, фиолетовому, чер­ному. Неописуемая цветовая гамма! Как на полотнах ху­дожника Николая Рериха».

Из музея мы направились в парк «Городское начало», посетив мимоходом храм Александра Невского. Самый возрастной каменный храм Новосибирска, выполнен­ный в византийском стиле, на внешнем фасаде не имеет штукатурного покрытия, тем самым можно видеть каж­дый кирпич, положенный в стены храма. После уничто­жения росписи в советские годы храм заново приобрел внутренний облик. Сегодня храм, по сравнению с собо­рами столичных городов, выглядит скромно. Прав­да, не в размере его сила. В Александро-Невском соборе хранятся такие иконы, как Иверская икона Божией Ма­тери и икона св. вмч. Пан­телеимона Целителя, пода­ренные государем Николаем II, кроме того, точная копия иконы перед входом в Храм Гроба Господня в Иеруса­лиме, список Абалакской Богоматери и икона «Образ Вифлеемских младенцев от Ирода избиенных» (о про­щении греха детоубийства во чреве).

Парк «Городское нача­ло». С чего же начинался Новосибирск? В отличие от своих соседей, Новосибирск (Новониколаевск) строился инженерами, прокладыва­ющими железнодорожный путь Транссибирской маги­страли через Обь. Один из центральных памятников парка – основателям города.

В парке тусуется много молодежи, катающейся на роликах, скейтах и спортив­ных тачках. Фонтан на воде около парка работает с 16 до 22 часов. В Хартии горо­да Новосибирска есть такие слова: «Будем любить свой город и работать, не жалея сил и энергии, во имя его процветания и постоянно­го обновления, чтобы наш родной Новосибирск был самым красивым на земле. Будем сохранять традиции города, помнить основате­лей, заботиться о том, что­бы развитие города всегда соответствовало Божьему замыслу его создания на сибирской земле. Превра­тим Новосибирск в самый чистый, зеленый и удобный для жизни наших детей и всех последующих поколе­ний новосибирцев». Всё в ваших руках, господа!

Близость Бурятии, Якутии и Тувы отражается и в раз­нообразии лиц, встречаемых на улицах города.

Пока мы ходили-бродили, собралась маленькая, но на­стырная тучка и стала огоро­шивать сверху крупными ка­плями воды. На набережной раскрылись два зонта, один из которых был нашим. Как не любят омичи носить шап­ки, так не признают новоси­бирцы зонтики.

Из-за штормового преду­преждения отменили рейс те­плохода. Ну, не судьба – и всё тут. Ни капли не удивившись этому обстоятельству, мы поспешили к «Колесу обо­зрения», закупившись слад­кой ватой и поп-корном. С едой на аттракцион нас не пустили, и мы, спрятав поп-корн в рюкзак, укрывшись под зонтом от дождя и поры­вистого ветра, весело умина­ли сладкую вату, после чего были допущены на «колесо». Удовольствие в один круг (по времени – 7 минут) обо­шлось в 300 рублей за двоих. Колесо небольшого диаме­тра, с крытыми кабинками. Город с такого ракурса пол­ностью не увидеть.

Дождик то начинался вновь, то прекращался, а мы поехали в зоопарк. Поехали на метро, потом через спаль­ные кварталы пешком – до входа в зоопарк. Вход – 250 рублей. Впечатления проти­воречивые. Да, определенно по общей площади это са­мый крупный зоопарк в Си­бири, и животным намного комфортнее находиться в просторных вольерах. Зоо­парк располагается в окру­жении хвойных деревьев и в бессолнечную погоду там темновато. Террариум от­кровенно маленький, и пах­нет там не очень. Для того чтобы называть этот зоопарк лучшим, не хватило жирафа, слона, земноводных и насе­комых. Из понравившегося отметим амурского тигра, дальневосточного леопарда, резвых шетландских (не пу­тать с шотладскими) пони и ночных обитателей лесов и пещер (летучих мышей). С наступлением вечера на ули­це стало промозгло. За час до закрытия в зоопарк ещё вхо­дили люди.

На обратном пути с марш­рутки мы направились в «Вилку-ложку», отогреваться горячим борщом и чаем.

Константин Ярославцев

Продолжение следует